mamagalja (mamagalja) wrote,
mamagalja
mamagalja

Не весёлая история

Лето,жара,каникулы. Мы с сестрой загораем во дворе дома. Мама ушла в гости к женщине,с которой она уже давно знакома. Они жили по соседству, когда мы жили в городе. Теперь мы живём в селе,в своём доме,который нам перешёл по наследству,после смерти нашего дедушки. Мама с местными мало общалась,она так и продолжала ездить в город на работу и много времени уходило на дорогу туда и обратно. Не так давно тут поселилась баба Таня(мы так её звали)ей было за пятьдесят,она только что вышла на пенсию и подрабатывала,стирая фартуки и халаты для продавцов продуктового магазина. Ей даже из города привезли стиральную машинку с центрифугой,что по тем временам было очень круто. Мама иногда к ней ходила,чтобы постирать и отжать бельё,которое не желательно пропускать через валики для отжима белья. Мама вернулась часа через два с чистым и влажным бельём и стала развешивать его на верёвке, для досушки на воздухе,во дворе за домом. И при этом рассказала нам новости о бабе Тане. Оказывается у ней есть дочка,она живет на Севере. После развода со своим мужем она поехала туда на заработки и в поисках нового мужа. Там она нашла себе мужа,но он на пятнадцать лет её старше. У них родились два мальчика,погодки. Одному сейчас пять лет,а другому шесть. Дочка скоро приедет к матери и хочет в нашем селе купить дом, денег заработали и могут уехать с Севера,да и сыновьям скоро в школу и надо уже где то осесть,лучше возле матери. Дочку бабы Тани мы не помнили,хотя мама её хорошо знала и помнила её ещё девочкой. Мама даже нашла фотографию в нашем альбоме, где были наши соседи сфотографированы на каком то празднике. Раньше соседи жили дружно и часто делали складчину на праздники и устраивали застолья прямо во дворе. Приносили блюда разные,договаривались заранее кто и что приготовит. Кто то делал винегрет,кто то холодец,кто то жарил рыбу,кто то приносил солёные огурцы и капусту. Так и получалось хорошее застолье. Как говорится- с миру по нитке,а голому рубаха. Иногда они на память фотографировались,хотя это было очень редко,но все этого хотели. Вот на такой фотке мама нам показала Любу,дочку бабы Тани. Оказалось что дочка на свою маму не похожа совсем. Мы увидели очень симпатичную девушку со светлыми и кучерявыми волосами. Она была как ангелочек с открытки,такая же нежная и приятная. Баба Таня же была чернявая, состарившаяся рано женщина. Она много работала, всё время что то шила,стирала и говорила как то странно. Она гундосила, говорила что у неё басморк. Мы сначала не понимали что с ней,а мама сказала,что это значит насморк и смеялась. Ведь баба Таня всё время носила при себе маленькую коробочку с нюхательным табаком и постоянно его вдыхала в нос. Мама считала что нос этим табаком наверное,уже забился полностью,вот поэтому и насморк постоянно у Тани. Она однажды нам дала понюхать этот табак,он оказался очень ароматным, приятным,но мы стали чихать до слёз и уже больше никогда не соглашались его нюхать. И вот однажды Люба появилась в нашем доме. Она была уже не так хороша,как на фото,но всё же довольно симпатичная. Мама готовила обед,это был борщ. Она жарила лук с томатной пастой и попросила Любу сбегать в огород и нарвать петрушки для борща. Люба нарвала и нарезала зелень. Потом все сели обедать и мама налила нам в эмалированные миски борщ,красивый,ярко красный. Нам с первой же ложки борщ показался горьким,мы отказались его есть. Мама возмутилась,что за глупости мы говорим,всегда был вкусный,а тут горький. Но когда попробовала сама,то не могла понять,откуда взялась горечь. Может кто то из детей перец бабахнул в кастрюлю. Мы честно говорили,что ничего не делали и мама стала разбираться и поняла,что это связано с той зеленью,что нарвала Люба в огороде. Оказалось,что она нарвала листья полыни,вместо петрушки,порезала и всыпала в кастрюлю. Конечно же все сначала смеялись,но потом было жалко испорченного борща,ведь целую трёхлитровую кастрюлю пришлось вылить поросёнку. Пришлось нам уже потерпеть немного и обедать жареной картошкой,которую мама пожарила очень быстро. Потом Люба рассказывала как они жили на севере в Коми. Мама смеялась и говорила, что там коренной народ-комики. Люба сказала что эти комики очень любят тухлую рыбу,такие они странные. Мы не верили и только смеялись. Вот такая Люба мне и помнится теперь. Люба стала часто к нам приходить,с собой иногда брала своих мальчиков. Они были маленькими и очень красивыми. У младшего были огромные глаза и вокруг них длинные и густые тёмные ресницы. Мы ему очень завидовали,вот зачем мальчику такие ресницы,нам же приходилось удлинять ресницы тушью.

У старшего тоже было красивое лицо,а вот когда мы увидели его спину,то просто были в шоке. Вся спина от шеи до попы была стянутая от ожога. Оказывается когда ему было чуть больше года, Люба обварила его кипятком,как говорила она,что это было нечаянно. Конечно же это было не намеренно,кто бы сомневался,но вот баба Таня говорила нашей маме,что Люба тогда была пьяной,вот и так всё вышло. Нам было очень жалко мальчика,но он от этого не страдал,ходил в рубашке и никто это не видел и не дразнил его.

Потом Люба перестала к нам захаживать. Оказывается к ней приехал её муж и они купили дом на другом конце деревни. У них стало много своих забот-хлопот и некогда стало по гостям ходить. Её мужа я однажды только видела,когда ехала в автобусе, а они шли по обочине дороги. Он мне показался очень старым. Конечно,когда тебе семнадцать,то и сорокапятилетние кажутся стариками,тем более человек работал в тяжёлых условиях и износился раньше времени. А баба Таня говорила,что он много работал на севере и заработал хорошие деньги. Правда он выпивал крепко и Люба с ним тоже пила. Мы жили в Сибири и тоже видели вокруг постоянно пьющих людей. Нас это не особо беспокоило,дети жили своей детской жизнью и своими интересами и в дела родителей не вникали. Раз взрослые пьют,значит так надо,так было всегда. Нам не нравилось только когда взрослые начинали скандалить или драться. Это нас пугало и нам было жалко того,кого побили. Бывало били мужья своих жён. Иногда доставалось мужикам,били друг друга сильно,до крови. У них по пьянки начиналась ревность просыпаться. Потом бабы ходили с синяками,да и мужики тоже с фингалами,но никто над ними не смеялся,будто так и надо. Однажды приходит мама и говорит,что Люба убила своего мужа,по пьяни. Мы были в шоке. Маме сказала наша родственница. Она работает в хирургии в городе. Вот к ним скорая и привезла мужчину с нашей деревни. Он был сильно избит и умер на операционном столе от потери крови. И даже когда умирал,всё говорил — Любочка, любимая! Мы не могли в это поверить. Как женщина могла убить мужа,мужчину. Мама пошла к бабе Тани и оказалось,что это правда. Бедные мальчики в один день лишились отца и матери. Отец лежит в морге,а Любу арестовали и посадят за убийство мужа,надолго. Детей оставили бабушке,пока идёт следствие,а потом посмотрят куда лучше,с ней или в детский дом. Мы несколько дней не могли успокоиться от такой новости.

Вот уже и конец августа,скоро опять начну учиться,готовлюсь. Прихожу домой из магазина,а там Люба стоит и разговаривает с мамой. Я конечно же заинтересовалась её рассказом. Она рассказывала, как поссорилась с мужем и потом они стали драться. Они оба были пьяны и кидали всякие предметы друг в друга. Она кинула в него утюг и таким образом разбила окно. Деревянная рама сломалась и она оттуда взяла палку, ей она и била мужа. На конце палки был гвоздь,вот этим гвоздём она его проколола во многих местах,что привело к большой потере крови. Теперь она стояла у наших дверей и у ней в руке был свёрток,это она нашла ту палку в доме, и теперь должна отвести её следователю. Там проведут экспертизу и таким образом выяснят,что она не тыкала его шилом,как предположил патологоанатом,она просто защищалась.

Утром,когда мама была на работе,к нам опять пришла Люба и стала уговаривать меня поехать с ней в морг. Её отпустили на похороны мужа. Он не имел здесь никаких родственников кроме неё. Ей даже позволили снять со сберкнижки какие то деньги. Она наняла мужиков,чтоб они помогли забрать покойного и похоронить на кладбище по человечески. Она хотела чтоб наша мама ей помогла,но мама работала и я согласилась с ней поехать,просто из интереса. Возле дома бабы Тани стояла бортовая машина и в кузове сидели трое мужиков. Они были на веселе,Люба им уже заплатила бутылкой водки.

Я залезла в кузов газика и мы поехали в город,в морг. Через полчаса мы уже были на месте. Я спрыгнула на землю и стала смотреть что будет дальше. Все вошли во внутрь здания. Потом там долго говорили и мне стало интересно как там внутри. Я помаленьку подходила к дверям,они были открыты и я увидела,что покойника начали одевать. Люба привезла ему костюм,но вот покойник распух и на нём брюки не застёгивались и так как трусы Люба забыла,то его половые органы оказались видны из ширинки. Женщина,что одевала покойника,сказала что если одеть костюм,то всё это будет прикрыто. Но костюм тоже не налазил и его разрезали на спине,а спереди застегнули пуговицы. Я смотрела на этот цирк и вдруг решила войти в морг,туда,где лежат покойники.

Там была женщина в белом халате, она мне стала показывать мёртвых людей.Я почему то не боялась,мне стало интересно смотреть на эти тела. Там на узких столах лежало несколько человек. Первую я увидела молодую женщину,даже можно сказать девушку. Красивая,с большой грудью,которая была не закрыта. Ниже было накрыто простынёй и там был бугор,как у беременной,но не округлый живот,а не понятно что. Женщина,работница морга, приподняла простыню и я увидела,что на животе у покойной лежит кукла. Я даже опешила от увиденного. Это было что то не реальное. Потом я поняла что это настоящий ребёнок,но мёртвый. Я то представляла,что умершие люди должны быть посиневшими,такими как бывают синяки на теле. Ведь кровь должна застыть и поменять цвет. Тут же я видела нормальные тела. Они были чистые и светлые. Оказалось,что молодая женщина умерла во время родов вместе с ребёнком. И эта,чужая трагедия,произвела на меня огромное впечатление,на всю жизнь. Потом я подошла к трупу молодого парня. Он лежал,такой красивый,мускулистый,как живой. Я спросила работницу,почему он умер,ведь у него вроде бы всё в порядке. Простыня закрывала ему тело от пупка до колен. Работница подняла её до бедра и я увидела на ноге какую то яму. Там,повыше колена,всё было изрезано,как будто вырвано мясо. Мне даже стало страшно. Я не могла понять что же такое могло произойти,чтобы такое получилось. Женщина сказала,что юноша служил в армии,на границе с Китаем. В марте 1969года произошёл вооружённый конфликт на острове Даманский. Парень остался живой,но получил ранение. Она сказала что вероятно пуля была отравлена. Потому что он перенёс много операций,но рана всё равно не заживала. Практически ему удалили всё,осталась почти голая кость,но не смогли спасти. Мне было его очень жаль. Я представила,как он мучился всё это время,больше двух лет, и всё напрасно. Так как в помещении морга было прохладно,да и на душе стало тяжело,я пошла к выходу. Там,в комнате,перед выходом,было шумно. Люба ругалась с женщиной, которая одевала её мужа. Оказывается она хотела купить в морге гроб,который там был и торговалась в цене. Когда ей отказали,то Люба громко крикнула мужчинам-всё,уезжаем,пусть он у них остаётся! Это сразу произвело впечатление на работниц морга и они вдруг стали сговорчивыми и сошлись в цене. Люба мне на ухо сказала,что в морге сломался холодильник и надо срочно избавляться от покойников. Особенно торопились освободить места от не свежих мёртвых. Я пригляделась к её мужу и увидела,что действительно он уже не свежий. У него кисти рук были видны и кожа на них свисала и была похожа на резиновые медицинские печатки,которые сползают с рук. Далее было как в кино. Мужики принесли гроб и стали туда укладывать покойного мужа Любы. Оказалось,гроб сантиметров на десять был короче покойника. Но деваться было некуда и все стали его туда вталкивать. Пришлось ноги ему немного согнуть,но всё равно было мало,сильнее нельзя,крышка не закрывалась. Потом решили согнуть голову на бок,тогда крышка закрылась. Кое как крышку гроба прибили гвоздями,загрузили его в кузов и поехали хоронить. Остановились у магазина и Люба пошла за водкой,мужики просили выпить. Она принесла несколько бутылок и уже с песнями мы приехали на кладбище. Водитель подъехал к краю кладбища,там были свежие захоронения и были свежие вырытые ямы. Мужики слезли с машины и стали стаскивать гроб. Вдруг слышим крики женщины. Она бежит к нам и кричит чтоб остановились. Я то со стороны всё это наблюдаю,стою поодаль. Это была сторож кладбища. Она тут за главного. Оказывается за яму надо платить. Их копает мужчина и стоит это не мало,целых десять рублей. Люба опять начала шантаж. Кричит-поехали,ребята,пусть он здесь остаётся,пусть она его хоронит! Женщина начала объяснять,что тут подрабатывает мужик и как она ему потом объяснит это всё. Тут Люба подходит ко мне и начинает тихонько просить денег,она знала,что я с собой взяла,так как хотела потом остаться в городе и пройтись по магазинам,а домой вернуться на рейсовом автобусе. Она сказала,что у ней деньги кончились,всё ушло на гроб и водку. Вот приедем домой и она мне всё отдаст,ведь там осталось немного. Мне не хотелось давать ей в долг,тогда мне не получалось идти в магазин. Я останусь без денег. Но ведь ситуация была сложная и я решила помочь. Я дала ей десятку и дальше всё пошло быстро. Мужики опустили гроб в яму на верёвках и стали засыпать его землёй,что была вокруг ямы. На это ушло около часу. Мне уже всё это надоело и очень хотелось поехать домой. Но я была в незнакомом месте,где то за городом. Как отсюда выбраться я не знала и пришлось смириться и ждать скрипя сердце. Наконец мужики похлопали лопатами по могиле и потом стали искать хоть какой то крест,чтобы поставить в изголовье могилы. Невдалеке они нашли такой и воткнули его со всей силы в землю. Он аж хрустнул,но не сломался.

Мы залезли в кузов и уже молча ехали к нам в деревню. Ушло ещё с полчаса и я наконец то смогла вернуться домой. Уставшая,под впечатлением я скорей начала готовить себе поесть,на ходу перекусывая чем придётся. И тут появляется Люба. Я подумала,что она мне деньги принесла. Оказывается она хочет у нас спрятаться от мужиков. Я ничего не могла понять,что происходит.

Она сказала,что у дома её матери стоит машина и водитель ждёт,когда она ему деньги принесёт. А она вошла в дом матери и вышла с другой стороны и огородом,задами,прокралась к нам. И ещё смеётся-пусть теперь они меня ищут,а денег нет,кончились. Я не знала что делать. Мало того,что мои деньги мне могут не вернуться,так ещё и водителя жалко. Он то водку не пил,возил,помогал гроб таскать,а ему теперь такая подлость. Но я ничем не могла ему помочь. Я только сказала,чтоб она ушла и спряталась у нас за огородом. А я посмотрю,когда они уедут,то дам ей знать,чтоб уже возвращалась. Она быстренько удалилась и я стала готовить и посматривать на дом бабы Тани. Мужики всё сидели в кузове и ждали Любу. Потом они попрыгали на землю и пошли в дом,куда вошла Люба. Когда они поняли,что её там нет,они стали ругаться и искать её в огороде. Вдруг я вижу,что они опять залезли на машину и поехали к нам. Мне как то поплохело. Я не знала как себя вести. Я сделала вид что занята,я готовлю еду. Водитель остановил машину напротив нашего дома и вошёл в дом. Я была одна и мне стало страшно. Но я постаралась себя контролировать и продолжала заниматься продуктами. Он вошёл и спросил,не знаю ли я где эта женщина,которая их наняла. Я сказала,что я ведь сразу пошла домой и ничего не знаю,где она и что с ней. Это ведь они с ней там были и мне некогда,мне надо варить и это не моё дело. Он немного постоял,видно хотел убедиться,что её тут нет,медленно вышел и пошёл к машине. Там он ещё не долго постоял,что то сказал мужикам и они поехали в направлении города. Как же мне было противно на душе. Как мне стала неприятна Люба. Я даже не стала её звать и сообщать,что они уехали. Не знаю когда она вышла из укрытия,может она там заснула,мне было всё равно. Когда же мама приехала с работы,я её накормила и стала рассказывать как ездила в морг и что там видела. Потом стала говорить как мужа Любы заталкивали в гроб. Мне было смешно,я представляла,что через много лет, вдруг раскопают могилу археологи и там увидят скрюченного мужика,что они подумают про него,что он особенный,его похоронили ни как всех. Но мама всё это восприняла по другому. Она сказала,что он такой смерти не заслужил и такого погребения тоже. Он был фронтовик,ещё молодым парнем успел попасть на фронт и был в Берлине. У него есть награды. Он работал на Севере и много зарабатывал,что ему не повезло с женой. Они пили вместе,но он всё же работал и на его деньги они пили. Они приехали сюда и купили домик на его деньги. Мама жалела этого чужого,незнакомого нам человека. Мне стало стыдно за себя,за то,что мне было смешно там,на кладбище. Мне кажется,что после этого,я стала серьёзней относиться к смерти. Как то не весело это всё,особенно если пропустить это через себя.

Любу посадили на восемь лет,она их все отсидела. Дети росли в интернате,а на выходные приезжали к бабушке. Люба сошлась с каким то пьяницей и умерла ещё не старой. Старший сын тоже сгинул,как то не сложилась у него жизнь,с самого младенчества. А вот младший женился,всё у него в порядке. А ведь как всё начиналось. Жила-была красивая девочка,почти как ангелочек!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments